НАЧИНАЕМ ПРОЕКТ «ПАМЯТЬ СЕМЬИ», ПОСВЯЩЕННЫЙ 75-летию ПОБЕДЫ

Друзья! Приближается День Победы – один из главных праздников в нашей стране, Благодаря нашим дедам и прадедам мы живем под мирным небом, работаем, учимся, занимаемся творчеством, растим детей.

В каждой семье хранится память о родных и близких, кто воевал, жил и трудился в годы Великой Отечественной войны. У кого-то бережно передаются от поколения к поколению памятные вещи, а у кого-то только история.

Расскажите о самых дорогих для вас семейных реликвиях и поделитесь семейными историями.
Приглашаем преподавателей, сотрудников, студентов училища принять участие в нашем проекте «Память семьи», посвященном 75-летию Победы. Присылайте тексты и фотографии в ЛС или на EA_Novitskaya@mail.ru

Открываем проект рассказом преподавателя Красноярского художественного училища им. В.И. Сурикова Виктора Алексеевича Асадчикова.

" В преддверии дня Великой Победы, находясь дома в связи с эпидемиологической ситуацией, часто смотрю в окно, в котором вижу тишину и спокойствие, а 75 лет назад там была война.
Великая Отечественная война не прошла мимо нашей семьи – мой отец и мой дед воевали за Родину.
Отец, Асадчиков Алексей Федорович, был призван на фронт в ноябре 1943 года. В бою под Кенигсбергом он был тяжело контужен. Награжден медалью «За взятие Кёнигсберга», но больше не участвовал в боях из-за тяжелой контузии. После излечения отец обучал призывников в г. Белая Церковь на Украине. По окончании войны моего отца надолго оставили в армии, где он продолжал готовить бойцов. Демобилизовался он только в 1951 году в звании сержанта. В мирное время папа работал трактористом, комбайнером, плотником, столяром и даже бондарем.
Помню, как отец рассказывал о том, что сибиряки на фронте отличались житейской смекалкой. Например, минометы ставили на твердую основу, чтобы избежать сильной отдачи. Со смехом рассказывал, как однажды принимал участие в создании чего-то вроде макета танка из мелких деревьев, а получилось так, что налетела немецкая авиация и растратила боевой ресурс, за что получил благодарность от фронтового начальства.
Отец нас с братом и сестрами любил и баловал. Одним из самых приятных воспоминаний о нем осталось то, как вместе ездили на сенокос. Запах скошенной травы и вкус земляники остались со мной навсегда.
Дед мой, Асадчик Федор Герасимович, был мобилизован 1 сентября 1941 года и служил в Сибирской 378 стрелковой дивизии, формировавшейся в Ачинске. Дивизию перебросили под Ленинград. 7 января 1942 года дивизия развернулась на берегу Волхова и перешла в наступление. В этом бою сибиряки потеряли убитыми около тысячи человек. Тогда же было ранено более трех с половиной тысяч человек, в числе которых был мой дед. Ранение оказалось очень тяжелым. Дед находился в госпитале с 07 января 1942 года, но так и не излечился. 30 апреля 1942 года он умер от ран. Никаких вещей, которые бы напоминали о фронтовых буднях моего погибшего деда, у нас в семье не было. Федор Герасимович оставался в памяти семьи.
В 80-е годы мой отец вел поиск информации о боевом пути деда через военные архивы. Единственное, что удалось найти - место захоронения. Это была братская могила около села Оскуй в Новгородской области.
Летом 2019 года я побывал там и прикоснулся руками к скромному военному мемориалу. Было очень трогательно и волнительно, так как в гости к деду никто из нашей семьи не приходил на протяжении 78 лет. Я никогда не видел своего деда, но выполнил семейный долг, посетив его могилу.
Захоронение находится рядом с бывшей усадьбой, отведенной под тот самый госпиталь, где дед умер. Сейчас от здания остались руины. Я зашел внутрь бывшего госпиталя, и по телу пробежала щемящая боль от обиды - ведь это здание память о Великой Войне и его можно было превратить в музей.
В память о деде, скончавшемся в Оскуйском госпитале, я взял с собой частичку бывшего здания - кирпич с клеймом мастера. Я считаю, что часть души деда навсегда запечатлелась в нем – четыре последних месяца своей жизни он провел в доме, частью которого был этот кирпич. Теперь в нашей семье есть реликвия, напоминающая о моем деде. Я очень надеюсь, что придет тот день, когда восстановят здание, в котором был развернут военный госпиталь. Тогда я привезу кирпич обратно, и он снова станет частью возрожденного здания, и частичка души моего деда тоже займет свое место."

другие новости