ДИРЕКТОР КХУ Е.С. СЕЛИНА УЧАСТВУЕТ В ПРОЕКТЕ "ПАМЯТЬ СЕМЬИ"

.
Присоединяюсь к проекту Красноярского художественного училища имени В.И. Сурикова "Память семьи" и публикую рассказ о нашем Герое.

МЫ ПОМНИМ! МЫ ГОРДИМСЯ!

Что может связывать семью Селиных из Манского района Красноярского края, писателя Евгения Петрова (соавтора Ильи Ильфа, вместе с которым он написал «Двенадцать стульев») и художника Павла Соколова-Скаля?

Их связывает личность Василия Дмитриевича Селина, прадеда моего мужа Алексея. Василий Дмитриевич воевал всего полгода, но стал в семье одной из легендарных личностей, о которой говорят, на примере которой воспитывают подрастающее поколение.

Передо мной на столе лежит книга «Когда страна быть прикажет героем», посвященная подвигам красноярцев в Великой Отечественной войне. С чтения этой книги мы начинаем в нашей семье разговор о героях войны. И первый рассказ, который мы читаем своим сыновьям, а затем они перечитывают его сами, – это рассказ М. Чернеги «Везучий Селин» – главный герой которого их прапрадед.

Обратимся к рассказу, из которого узнаем, что в начале войны Василий Дмитриевич, директор Шалинской МТС, отказался от предоставленной ему брони и через крайком партии добился, чтобы его направили на фронт.

И вскоре он прославился в боях под Москвой. Прославился как находчивый и смелый разведчик. Он участвовал в различных операциях, в основном направленных на захват "языков", уничтожение техники и сил, базирующихся в сёлах и поселках.

В зимнее время набеги совершались группами лыжников, которые впоследствии скрывались в лесах. За что сибирские разведчики были прозваны отрядом "Белая летучая смерть".

Когда началось наступление, Селин уже командовал ротой, затем стал заместителем командира батальона.

Все это время его имя звучало по всему Западному фронту. О нем говорили, с него брали пример. Крепкие крылья обрело выражение «селинцы».

Фронтовые дороги, щедрые на неожиданные встречи, как-то свели его с военным корреспондентом Евгением Петровым. Двухметрового роста молодой сибиряк, «в своем маскировочном халате похожий на бедуина с русским лицом», его смелость и отвага произвели на писателя сильное впечатление. И 13 февраля 1942 года в газете «Правда» был опубликован текст Е. Петрова «На Запад» о В.Д. Селине, который затем вошел во многие переиздания «Фронтовых заметок».

В нем Евгений Петров рассказал о «герое сражения за переезд» В.Д. Селине. Вот некоторые подробности того памятного боя. «Противник удерживал переезд крупными силами. Селин решил со своим батальоном выбить их оттуда. Вместе с ординарцем Иваном Голубевым он подполз к двум неприятельским пушкам, которые держали под прицелом подходы к переезду, и очередями из ручного пулемета уложил орудийную прислугу. Тотчас же ствол одной из пушек был направлен в сторону врага. Фашисты были потеснены. Но они решили вернуть утраченные позиции и двинулись на позиции “селинцев”. Начался поединок нервов. А потом наши обрушили на наступающих тучу свинца, и не одна сотня гитлеровцев навсегда остались лежать».

В феврале 1942 года Василию Дмитриевичу Селину, как об этом сказано в приказе, «отличившемуся в боях за Родину», было присвоено звание лейтенанта. Он был награжден орденом Красного Знамени.

Примерно в это же время произошла встреча с художником П.П. Соколовым-Скаля, который рисовал Василия Дмитриевича для своего плаката «На Запад». Плакат вскоре вышел в «Окнах Тасс», затем переиздавался, а после войны неоднократно экспонировался на выставках. Экземпляр плаката хранился и у Василия Дмитриевича.

Вскоре он получил тяжелое ранение осколками разорвавшегося снаряда практически «прямым попаданием». Около года врачи боролись за его жизнь. В Сибирь Селин вернулся на костылях, без левой ноги.

Теперь передовой для него стал тыл. В Манском районе Красноярского края он работал в тылу (с. Скотопрогонное. Жайма, Нарва и т.п.), обеспечивая фронт необходимым лесом, продуктами.

Вместе в женой они поднимали 8 детей. А потом здоровье ухудшилось и почти каждый год ему приходилось ложиться на операцию: в его теле оставалось много неизвлеченных осколков. Врачи порекомендовали Василию Дмитриевичу переехать на юг, и он выбрал местом своего жительства молдавский город Рыбницу, где прожил до конца жизни.

другие новости