ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПРОЕКТ "МЫ ПОМНИМ ВАШИ ИМЕНА". В.П. БОЙКО

В рамках проекта «Мы помним ваши имена» продолжаем публиковать серию постов о сотрудниках Красноярского художественного училища имени В.И. Сурикова, прошедших через годы Великой отечественной войны. Сегодня говорим о преподавателе Ванде Петровне Бойко (1919 – 2003 г.), благодаря ее дочери, Марине Юрьевне Худоноговой, поделившейся своими воспоминаниями.

«Имя Ванды Петровны не просто хорошо известно многим поколениям студентов суриковского училища, но и очень дорого как имя близкого и родного человека. Для многих Ванда Петровна стала не просто первым учителем, преподававшим на I и II курсах живопись и рисунок, но и человеком, который во многом определял судьбу своих учеников. «Вторая мама» — именно так называли её многие студенты и относились к ней так же, как к маме: обращались к ней за советом, делились своими бедами, приходили к ней в гости каждый раз, когда возвращались в Красноярск из других городов. Сколько бывших студентов Ванды Петровны, обучающихся уже в вузах Москвы и Ленинграда, вспоминали её с благодарностью за то, что она дала им самую главную базу, основу профессии, научила думать и работать!

Родилась Ванда Петровна в Киеве 14 октября 1919 года, в самое непростое время гражданской войны, когда власть менялась в городе чуть ли не каждую неделю. Именно эти события описаны М.А. Булгаковым в «Днях Турбиных».

Через 4 года семья переехала в Петроград — Ленинград (нынешний Петербург), который стал по-настоящему родным городом для мамы. Там прошли её детство и юность. Музеи, филармония, друзья — всё это наложило отпечаток на всю её дальнейшую жизнь. До самых последних дней она вспоминала город с необыкновенной любовью и очень хорошо его знала. Вместе с родителями мама пережила самую тяжёлую первую блокадную зиму 1941-1942 годов. Она много рассказывала про блокаду, про голод, который тоже оставил в памяти глубокий след. В марте 1942 года семья была эвакуирована из Ленинграда, и по дороге в поезде от голода умер мамин отец. Добирались до Красноярска больше месяца. Семью определили в Хакасию в село Чебаки. Так мама с бабушкой оказались в Сибири, где бабушка прожила до конца своих дней, хотя родом была из Риги.

Во время войны мама работала учётчицей в леспромхозе, а после войны вернулась в Ленинград, где она в 1947 году поступила в Ленинградское художественное училище имени И.Н. Крамского. Там она и познакомилась со своим будущим мужем, сибиряком Худоноговым Юрием Ивановичем, с которым они учились в одной группе. Так мама опять оказалась в Сибири, теперь уже навсегда. В Красноярск они вернулись после окончания учёбы в 1952 году. Благодаря тому, что в Хакасии жила бабушка, наша семья постоянно туда приезжала на лето, и для нашего папы — Худоногова Юрия Ивановича — Хакасия стала не просто открытием, но и главной темой его творчества. Некоторое время мама занималась иллюстрацией детских книжек в Красноярском книжном издательстве.

А когда мама стала работать в художественном училище (в 1961году), то для неё начался новый период, который продлился не один десяток лет. Преподавание стало для неё подлинным творчеством, вдохновением, отдушиной и смыслом жизни. Ванда Петровна — «учитель от Бога». Я слышала такие отзывы от многих студентов и от её коллег-преподавателей. О том, какие она ставила постановки для натюрмортов, можно рассказывать долго.

Как подбирались драпировки, приносились из дома всевозможные предметы, книги, керамика. Как точно ставились учебные задачи в каждой постановке, насколько эти натюрморты были красивы по цвету…Вкусные! (Очень много натюрмортов мама ставила и для своего мужа — замечательного, талантливого художника Худоногова Юрия Ивановича. Папа во всём советовался с мамой, они подолгу разговаривали, обсуждали новые творческие задачи. Мама для папы всегда была поддержкой и опорой, взяв на себя весь быт и предоставив папе возможность заниматься только творчеством. Не зря художники потом говорили маме: «Ванда, спасибо за Худоногова!»).

Мама очень хорошо чувствовала учеников, кому и что надо, у кого какой потенциал. Находила подход к каждому. В эпоху, когда ещё не было интернета, приносила на занятия книги по искусству, просвещала ребят, поскольку очень многие были из простых семей и, конечно, для них это стало возможностью открыть для себя новый мир творчества. Много времени мама проводила со студентами на летней практике. Именно от неё студенты часто узнавали что-то новое о художниках, писателях, музеях. Это была своего рода «инъекция» культуры. У нас в доме всегда было много студентов, которые приходили в гости, приезжали из Москвы и Ленинграда, будучи уже студентами институтов. Было много интересных разговоров об искусстве, о профессии. Мы росли в атмосфере творчества благодаря нашим родителям, и студенты эту атмосферу, конечно, тоже чувствовали.

Наш дом был всегда открыт для них. Кто-то даже, бывало, и ночевал у нас, и даже жил месяцами. Ванда Петровна подкармливала своих студентов в прямом и переносном смысле: своей добротой, участием, поддержкой. Внутреннюю деликатность и «ленинградскую» интеллигентность, которые были ей присущи, отмечали многие. С коллегами у мамы всегда были очень хорошие и добрые отношения. Сергин, Ежов, Сорокин, Фирер, Грачёв, Башмаков, Вербова, Демидова и многие-многие другие, с кем работала Ванда Петровна, отзывались о ней всегда с теплом и большим уважением. Невозможно перечислить всех студентов Ванды Петровны, многие из которых стали известными художниками: В. Кудринский, В. Теплов, О. Еселевич, С. Калужина, В. Воронов. Ю. Иванова. Л. Турчанова и ещё много-много талантливых художников разных поколений.

Мама и в быту была творческим человеком. Очень любила вышивать, шить, что-то мастерить, занималась аппликацией. Всегда много читала - до последних дней, пока могла. Не теряла интерес к жизни, к новостям культуры, любила театр, мемуары. Книг в доме всегда было очень много. У мамы была просто детская фантазия и у неё было много всяких задумок в области рукоделия, которые она не успела воплотить. Замечала во всём красоту и искренне радовалась и восхищалась, когда встречала что-то прекрасное. Даже будучи уже больной, рассказывала мне свой сон, в котором она гуляла по выставке и рассматривала картины, говоря «Какая красота!».

Ванда Петровна ушла из жизни в Татьянин день (День студентов) — 25 января 2003 года в возрасте 83 лет. Очень хочется верить, что светлая память о Ванде Петровне Бойко живёт в сердцах её учеников и всех, кто с ней работал и как-то с ней соприкасался».

Фото из семейного архива Худоноговой М.Ю.
 

другие новости